С новыми силами в новый сезон!
индонезия
meissler
С уверенностью в своих силах, с радостью от пришедшей весны начинаем новый сезон восстановления Ту-104А, 42390.
Правда, наступившая календарно весна не торопится приходить фактически, поражая температурными и осадковыми рекордами. К сожалению, зачастую капризы погоды и не желающей уходить зимы мешают выполнять некоторые виды работ и заставляют корректировать планы. Но тем не менее, сезон начат и с надеждой на новые силы и рабочие руки будем двигаться вперед.
План работ на 2017 год:
1. Устранение протечек - перепаковка остекления кабины экипажа;
2. Устранение протечек - перепаковка иллюминаторов над центропланом;
3. Устранение протечек - устранение течей по заднему аварийному выходу и верхнему аварийному выходу в кабине экипажа.
4. Подготовка грунта под плиты, укладка плит и перекатка самолета.
5. Монтаж панели обшивки центроплана
6. Обшивка поролоном и дермантином
7. Монтаж коммуникаций кабины
8. Ремонт, помывка салона
9. Помывка самолета снаружи

Первостепенная задача в устранении протечек, без этого не обеспечится ни сохранность самолета, его конструкции, внутренностей и т.п., ни вид его интерьера.

При наличии рабочих рук удается выполнять параллельно работы и в кабине и по иллюминаторам над центропланом. В пилотской кабине имеется: две форточки пилотов, иллюминатор радиста, заглушка под пультом автопилота, два триплексных лобовых стекла и семь гнутых элементов остекления из оргстекла. Все это предстоит демонтировать, переплет под ними очистить от коррозии, защитить, покрасить и смонтировать обратно. Объем работы очень большой. Достаточно сказать, что каждый элемент крепит несколько десятков винтов с гайками.
Начать решено с форточек пилотов. Они снимаются в сборе, достаточно легко. Потренировавшись на первой, вторую сняли за двадцать минут.

Уплотняются они как резиновым уплотнителем, наклеенным на переплет, так и особым уплотняющим валиком на самой форточке. Из купленного листа резины вырезано новое уплотнение. Переплет не очень пострадал от коррозии и очищен также быстро. После этого покрыт слоем грунта. Сразу после наклейки уплотнителя на первую форточку пошел дождь, нарушив все планы.
Правую форточку пришлось преждевременно закрыть, она, становясь на место сдвинула уплотнитель, который пришлось потом переклеивать. Чтобы в проем левой форточки не текла вода, ее пришлось завесить старыми рабочими штанами...

Параллельно пытались выкрутить винты крепления иллюминаторов. Забегая вперед скажу, что единственным способом из демонтажа является сварки. Приваривались к шлицу винта и выкручивали за рычаг.

Воспользовавшись затишьем в дожде, удалось наклеить уплотнитель и на вторую форточку и смонтировать их обе. Параллельно начат демонтаж крепления остекления. Предстоит открутить несколько сотен гаек, вытащить несколько сотен винтов.
В дальнейшем произведен демонтаж крайних верхних элементов остекления, так как к ним проще подобраться. На верхних винтах гайки стальные, на всех остальных – алюминиевые. Сами винты – алюминиевые. Соответственно – Сталь + алюминий = коррозия. Часть из этих винтов сломалась сразу, часть пришлось срезать, лишь несколько открутилось буз особых проблем.
Открутив винты, вынимаем прижимную планку. После этого аккуратно отжимаем само стекло. Под ним находится уплотнение – прорезиненная ткань. Она практически разложилась. И тут мы достигаем переплета. Мдаааа.... Снаружи все выглядело не настолько печально.

Вперед! Отбиваем слоистую рыхлую ржавчину.щеточная насадка на дрель в таком случае мало поможет. Необходима болгарка. С отрезным диском и с диском из витой проволоки.

Параллельно идет обследование самолета на предмет восстановления функциональности систем. Открыты капоты. Внешний вид двигателей порадовал. Отсутствие масла в маслобаках – огорчило.

На настоящий момент демонтировано четыре элемента остекления. Два из них очищены и загрунтованы. Осталось покрасить и установить стекла на герметик. Все три иллюминатора над центропланом подготовлены к перепаковке. Осталось дождаться подходящей погоды и поставить все три иллюминатора и два остекления кабины на специально приобретенный герметик.
Для удобства доступа полностью демонтирован вехний электрощиток. Решение правильное и нужное. В зимний сезон он будет отправлен на реставрацию.
Предстоит принять непростое решение о необходимости демонтажа лобовых стекол. На вид они не протекаютв отличие от верхнего пояса, который явно имел следы протечек. Мы их оставим напоследок.


Зима 2016-2017 года
индонезия
meissler
Зимний сезон

Наступившая зима сделала крайне сложной работу на борту. Вспоминая сезон 2012-2013 года, я решил, что производительность труда на самолете в зимнее время крайне низкая в настоящих условиях, и вполне можно поработать в мастерской. Спланирован достаточно объемный фронт работ на предстоящий холодный сезон. Список работ можно разделить на следующие крупные задачи:
1. Завершение работ по восстановлению приборных панелей
2. Ремонт/изготовление разбитой двери женского туалета
3. Ремонт/изготовление разбитых панелей пола
4. Изготовление панели внутренней обшивки салона в районе центроплана
5. Закупка необходимых материалов.
6. Составление идеологии восстановления электросистемы самолета, закупка необходимого оборудования.
Сейчас, по окончанию зимнего сезона можно подвести его итоги.
Первоначальный план по восстановлению только приборных панелей пилотов трансформировался в восстановление всех четырех приборных панелей, для обеспечения непрерывности однотипных работ. В итоге панель второго пилота восстановлена полностью, панель КВС восстановлена полностью, центральную панель практически готова, панель штурмана полностью разобрана и очищена. Ощутимые повреждения силовых элементов панели потребуют ее серьезного ремонта, поэтому ее окончательное восстановление отложено на будущую зиму.
Ремонт панелей состоит из следующих этапов: высверливание заклепок крепления табличек. Демонтаж козырьков панелей. Полная очистка от всех слоев краски (самый трудоемкий и тяжелый процесс), ремонт панелей – восстановление вырванных фрагментов, грунтовка, окраска, ручная накраска окантовок, приклёпывание табличек, монтаж козырьков.
Дверь туалета полностью разобрана, снята фурнитура. Внутри дверь наполнена двумя панелями твердого пенопласта, на который наклеен слоистый пластик. Рамка двери – деревянная, все это склеено смолой, которую размочить не удалось. Принято решение о выпиливании поврежденных внутренностей двери. Задача усложняется наличием деревянных вставок, армирующих место посадки замка, индикатора «свободно/занято», мест навески петель. Идея реставрации двери - в оставлении деревянной окантовки в оригинальном виде, вставки нового пенопласта, оклейке новым слоистым пластиком, и обратной сборке. Итак, наполнитель выпилен, остатки пластика соскоблены при помощи нагрева феном. Деревянная окантовка сильно повреждена, но отремонтирована склейкой и временной стяжкой саморезами.
Работы по панелям пола не велись. До сих пор не решено принципиально, как это делать. Восстанавливать оригинальные или изготавливать новые. Если изготавливать новые, то как? Оригинальный метод сэндвич-панелей из твердого пенопласта оклеенного фанерой является весьма затратным и трудоемким, а выпиливание цельных панелей из ДСП/гипсокартона – слишком неаутентичным. Пока решения нет, и так как есть другие задачи, эта отложена на потом.
Снятая панель обшивки привезена в мастерскую. Куплен дермантин для ее оклейки. Куплен материал для панели и поролон для наполнения. Был долгий выбор материала для изготовления новой панели взамен сгнившей (напомню, над этой панелью находился выбитый и текущий иллюминатор). Оригинально – 2мм фанера (очень дорогой в настоящее время материал к тому же такого размера просто не найти в продаже), взамен – 3 мм авиационная фанера, пластик, ДВП, панель ХДФ. В итоге принято решение об изготовлении панели из ДВП высокой плотности – ХДФ. Панель выпилена под приблизетльный размер отверстия под иллюминаторы, отверстия под осушители, смонтируем осушители. На борту она будет окончательно примерена, подогнана, смонтирована, оклеена поролоном и затем дермантином. Замечу также, что монтаж панели будет произведен только после перепаковки двух иллюминаторов, протечка которых была обнаружена при демонтаже панели.
Закупка материалов – весьма трудоемкое занятие. Сначала набирается информация по возможным вариантам материалов, местам закупки, ценам, делается выбор и покупка. При кажущейся простоте процесса, это также занимает достаточно большое количество времени.
Визит на Ту-144 в прошлом сезоне подтолкнул к мысли об электрификации борта. Работы по подаче питания на Ил-18, стоящий по соседству заставили подойти к этой задаче со всей серьезностью.
Проведен первоначальный осмотр борта с точки зрения возможности подачи питания, трасс, сохранившихся коммуникаций. Подготовлен план работ и список необходимого на первое время. Куплен преобразователь 220В/27В. Когда потеплеет, будем заводить силовой кабель на борт, монтировать электрощиток, и тянуть коммуникации. Задача на будущий сезон – подать питание на освещение кабины, вентиляторы, и крыльевые АНО. В запасниках ангара найдено несколько светильников белого и ультрафиолетового освещения. Штатные светильники либо украдены либо разбиты, осталось всего пара штук, так что эта находка очень кстати. Проводка к светильникам также практически везде порезана, придется тянуть новую.


Выравнивание самолета, покраска панелей
индонезия
meissler
На предыдущих субботниках удалось сделать не много, поэтому рассказ будет небольшим. К самолету доставлены две канистры ВМГЗ, инструмент и свои вещи. По пути в ангар за стремянкой, осмотрели задворки музея, там где свалены артефакты, привезенные с далеких Курильских островов экспедицией археологов и Минобороны. Под протесты общественности оттуда вывезены обломки японского танка, японских вагонеток и лендлизовской Аэрокобры. Вывезены якобы на реставрацию. И.... Лежат под открытым небом, догнивают уже несколько лет. Потрясающее равнодушие и бездеятельность музейных работников.
Не буду особо распостраняться на эту тему, фотографии расскажут лучше:




Вместе со стремянкой к самолету было доставлено приспособление для зарядки стойки маслом. Подключили насос, начали качать. В прошлый раз, видимо, стойку почти заполнили, потому что через несколько минут она стала подавать признаки жизни.Появились скрипы, стуки, и она пошла!

Через пять минут не осталось никаких сомнений в том, что она поднимается. Процесс достаточно трудоемкий, но за час-полтора мы подняли правую стойку на требуемые 27 см выхода штока амортстойки. Самолет выровнялся, процесс выравнивая сопровождался гулкими стуками конструкции.

При взгляде со стороны, видно что крен почти ушел, самолет выглядит гораздо грациознее, красивее. По окончании подъема обнаружено, что подпорка под хвостовой пятой освободилась, так как самолет поднялся. Заодно эта массивная подпорка была вытащена из земли, выровнена, и установлена заново. Итак, большое дело сделано!

Соседи начали покраску ливреи Аэрофлота на Ил-18. Хотят за сезон нанести синии линии, птички и надписи Аэрофлот. Самолет начинает преображаться.

За несколько часов хождения из салона в кабину, и обратно, я нашел месторасположение почти всех блоков и их крышек, которые сложены в салоне. За несколько субботников их все можно привести в относительный порядок. Остается еще, конечно, достаточно много пустых ячеек, в которых отсутствуют блоки, например совершенно пустой шкаф оборудования за КВС. Расставил обломки блоков по местам их обитания, разложил остатки деталей вдоль борта, кучка осталась небольшая.
Далее помыта носовая часть самолета. Серо-голубая краска не держится совсем, вместе с мохом слезает под напором щетки.

Остаток субботника прошел в уборке салона и кабины.
Следующий субботник проведен под знаком продолждения покрасочных работ. Перед субботником были куплены необходимые материалы: грунт по цветному металлу от Hummerite, черная краска с эффектом шагрени.
Так как выполнение многих работ задерживается по многим причинам (не приехал иллюминатор, который нужно вставить взамен последней заплатки; также ждем ложемент под носовую часть самолета, чтобы вытащить ее из земли) субботник был посвящен работам в кабине. Еще раз попробовали снять текущий задний верхний аварийный выход, безрезультатно.
После сильного дождя в кабине небольшая лужица под лобовым стеклом. Печально. Течь не самоустранилась. Надо подтаскивать большую струмянку и герметизировать.
Снято около сорока стекол ламп салона, чтобы изготовить их пластиковую имитацию взамен разбитых.
Очищены от старой краски панель радиста, задние панели за местом КВС. Нанесен в два слоя грунт и покрашено шагренью. Аналогичная операция проведена с лючком обслуживания системой управления КВС, а также панельками кислородной системы пилотов. В короткиом абзаце описан целый день работы.
Было:

Стало:

Было:


Стало:

Было:

Стало:

Я продолжил работу по идентификации оставшихся блоков. На данный момент осталось всего три неопознаных блока. Макетно собрал один из авиагоризонтов. Колпака второго нет. Возможно ли найти, неизвестно. Подрихтованы еще два покореженных блока из штурманской.

И напоследок помыта часть правого борта самолета. До свиданья, Тушка, встретимся через месяц!!!

(no subject)
индонезия
meissler
09.07.2016 Шумный день.

Начинаем новую традицию. Каждый новый отчет будет начинаться с фото одного из Ту-104, либо чего-то, посвященного Ту-104. Итак, начинаем...

Рекорд сезона по прибытию в Монино установлен! В 9.55 я прошел ворота музея. В первый заход до самолета доставлены ящик с инструментами и канистра с маслом. Во второй – стремянка, в третий – компрессор и удлинитель. В итоге час времени и значительная часть сил была потрачена только на это.
Начал с демонтажа заглушки топливного бака с Ту-124 и установке на наш борт. Теперь у нас отверстий на крыле нет. Припекало солнце, первые капли пота упали на горячее крыло, неужели опять будет жара, кажется, ничего ее не предвещало...
Правда, потом небо затянуло тучами, дул прохладный ветерок, работать было вполне комфортно, да и сквозняк самолету только на пользу, просушка...
Кстати, на самолет установлена «секретка», которая, надеюсь в какой то мере помешает доступу в самолет непрошенных гостей. Какая именно «секретка», я, конечно, не скажу.
Я размотал удлинитель, поставил компрессор, начал качать колеса. За три года они спустили не сильно, эффект стоящего «на ободах» самолета возникает из за того, что все колеса вросли в землю, и нижняя часть пневматиков находится в земле. Поднимать самолет и перекатывать на твердую поверхность!!! Параллельно Андрей с Женей закачивали масло в правую амортизационную стойку. Приспособление, изготовленное из небольшого ручного насоса и писсуарного бачка бомбардировщика жадно перекачивало масло из канистры в амортстойку.

Когда послышались стуки в конструкции самолета и мы увидели выдвижение штока демпфера, нам показалось, что мы близки к цели. Но, потом выяснилось, что вследствие перераспределения нагрузки по тележке шасси из-за накачки колес, угол тележки по отношению к стойке изменился, поэтому шток демпфера немного вышел. Алчно всосав в себя всю канистру, довольная амортстойка решила не предпринимать никаких дальнейших движений, пока ее не насытят маслом до упора. Наши наивные намерения обойтись одной канистрой не оправдались. Придется в следующий раз привезти еще две, чтобы уже наверняка. Как говорил кот Матроскин: «опять расходы непредвиденные».
Прожужжав час в непосредственной близости от наших органов слуха, компрессор героически подкачал все десять пневматиков нашего лайнера. За это ему было прощено то, что пока его везли от ангара до самолета, у него три раза отваливалось колесо, которое пришлось прикручивать на виду у посетителей.

Итак, колеса подкачаны, стойка подзаряжена, как ее в дальнейшем зарядить, мы уже научились, можно переходить к третьей части планов на сегодня – уборке внутри самолета. Опять полдня пролетело незаметно! В перерывае между тарахтением компрессора и жужжанием пылесоса было решено перекусить.
Ода пылесосу! Фантастическое изобретение человечества! Плюсы (для тех, кто не знает) – собирает пыль, грязь, делает планету чище. Минусы – шумит, мелкодисперсная пыль летит из «газохода», приходится очищать мешок для сбора пыли. Последнее, кстати, за вчерашний день мы выплолнили раз шесть. Итак, проползав на коленках около двух часов, пытаясь залезть во все потаенные места кабины, за приборными досками, за многочисленными блоками, я пропылесосил кабину! Это можно назвать уборкой в первом приближении, так как, впереди еще много, и самое неприятное, это продолжающая отслаиваться краска. Под ногами она превращается в ту же мелкодисперсную пыть. Пылесосить надо периодически, но в итоге в кабине стало приятнее.
В это время Андрей ставил на место блоки, наконец то зафиксирована верхняя электропанель, об которую все бились головой. Устав от этой деятельности, вдвоем заправили выкорчеванные воздушные трубопроводы спецоборудования, и поставили на место небольшую панельку пола на ступеньке центроплана! Подготавливая панельку к установке, я обнаружил, что крепилась она частично крошечными мебельными гвоздиками, частично саморезами, которые местами забивались молотком, а местами заворачивались в пустоту. Результат нашей работы порадовал, принеся видимые результаты. Напомню, что подсветка ступеньки – рабочая.

Фирменный линолеум космической эскадрильи требует замены, он рассыпается. Я предложил сразу его снять, Андрей был против, решили пока оставить так. Но, основное место повреждения под верхним иллюминатором, который у нас тек на протяжении многих лет. Линолеум разложился, подозреваю, что доски пола сгнили тоже. Думаю, надо снимать. И в салоне чище будет. Кстати, интересно, если туда положить обычный линолеум, будет достаточно аутентично?
После этого решили поменяться местами. Андрей продолжил пылесосить салон, а я занялся восстановлением блоков. Два раскуроченных блока из кабины штурмана демонтированы, разобраны, их крышкам я постарался придать более менее первозданный вид. Получилось далеко не идеально из-за сложной формы штамповки и наличия люверсов, но, хочется думать, что стало лучше чем было.
Серия фото было-стало:








Изрядно намучившись с попытками установить на место хоть и выпрямленные, но все равно поведенные крышки блоков, все-таки я их победил, в это время Андрей закончил пылесосить.

В восьмом часу вечера мы закрыли борт и, сгибаясь от тяжести оборудования, (стремянка, две бортсумки, рюкзак, два удлинителя на сто и на тридцать метров, пылесос, сумка с вещами) обессиленные, пошли в ангар.
День выдался богатым на посещения. Конечно, это пока не посетители музея, а волонтеры, которым интересно полазить по разным бортам, но все равно. В итоге, за день на самолете побывало человек пятнадцать. Всем надо объяснить особенности попадания в самолет, провести краткий инструктаж по технике безопасности. Сказать пару слов об истории самолета. Компрессор, пылесос и гости. Шумный день.
С АВ и Пашей обговорен примерный план по передвижке самолета вперед. Позволю себе набросать краткий перечень работ, необходимый для достижения этой цели.
1. Разметить места установки плит аэродромного покрытия ПАГ-14. Снять грунт для их укладки. 2м*6м=12м2. Три плиты – снять потребуется 36 квадратных метров грунта. Приволочь три плиты и положить их в углубления.
2. Поднять переднюю часть самолета, засыпать яму, образовавшуюся со временем, когда самолет уходил передней стойкой в грунт. Для этого нужно найти ложемент под 15-й шпангоут и подкатить работоспособный домкрат. На грунт положить «американку», иначе самолет опять зароется в рыхлый грунт. Убрать хвостовую подпорку, а по окончании работ установить ее вновь.
3. Подготовка к перекатке. Сдергивать с места придется за основные стойки. Так как самолет многие десятилетия стоит на месте и все закисло и заржавело, страгивающее усилие будет огромным. Впридачу, все стойки стоят в углублениях, особенно правая, вытаскивать самолет оттуда будем с большими усилиями. Поэтому, за переднюю стойку тянуть опасно, можем вырвать. Для страгивания за основные стойки придется искать соответствующей длины либо тросы, либо стропы, которые смогут выдержать такую нагрузку.
4. Перекатка самолета. Потребуется тягач и несколько человек для выполнения этой работы. В случае победы – зафиксировать самолет, установить хвостовую подпорку.
5. Если не сдвинется, придется поднимать основные опоры, подсыпать ямы, укладывать американки.
В общем, при кажущейся простоте работ, предстоит большой объем подготовки и организации. В самом лучшем случае, каждый из вышеперечисленных пунктов займет один полный субботник. Но сделать это надо!!!


02.07.2016 Все познается в сравнении
индонезия
meissler
02.07.16 Все познается в сравнении

Путь в Монино начался с длинной очереди в Пятерочке, предопределив дальнейшее не совсем удачное развитие дел. После этого были пробки и прибытие в Монино лишь к одиннадцати часам. Тут мы выяснили, что не получилось передать нам для работы АМГ-10 и недостающие детали иллюминатора. Установка иллюминатора откладывается. Открыв самолет и проверив его гидробаки, мы убедились, что АМГ у нас слито полностью. Была еще надежда, что осталось в Ту-124. И вот я впервые забрался внутрь этого интересного и редкого самолета...
Всем известно о страшном пожаре в Ту-124, когда он выгорел полностью, и даже силовой набор и алюминиевая обшивка сгорели. По сравнению с этим пожар Ил-18 и не пожар вовсе. Внутри Ту-124 реально страшно, там можно снимать фильмы ужасов, или устраивать аттракцион для любителей острых ощущений. Фото не выкладываю, чтобы не пугать слабонервных людей. Доступ через оплавившийся иллюминатор, встаешь на руки и ногами вперед вползаешь внутрь... Попадаешь в полумрак, сквозь дыры в потолке светит солнце, освещая серость пепла и черноту копоти того, что когда то было салоном первого советского реактивного самолета с двухконтурными двигателями. Сказать, что там жарко, это значит не сказать ничего. Через пару минут пот с меня начал течь ручьями в буквальном смысле. Чтобы добраться до бака гидросистемы, пришлось пробираться по полусгоревшим элементам конструкции, обходя распорки, поддерживающие листы железа, которым обшит фюзеляж в месте выгорешей обшивки. Итак, добравшись до кабины, я был поражен, насколько младший брат меньше нашего Ту-104. Обстучав бак, я нашел кран слива, естественно, там было пусто. Для очистки совести я открыл заливную горловину, опустил туда «специальную мерную проволоку», ей же попробовал пробить гипотетический засор в дренажном кране, но все безуспешно. Масла нет. Следующим пунктом программы посещения Ту-124 был демонтаж «птички» на фонаре штурмана. В кабине жуткая теснота, чтобы пробраться на место штурмана мне пришлось ужом продираться между местами пилотов. Пол кабины штурмана покрыт толстым слоем белого порошка, продуктами окисления. Оставив на полу лужу своего пота, и зажав в руке детали «птички», я начал обратный путь. Прогибающиеся лонжероны, шуршащий под ногами пепел, темнота и влажность. Я вылез наружу. Тяжелое впечатление произвел на меня несчастный Ту-124. Восстановлению практически не подлежит. Насколько я знаю, этот самолет у нас остался в хорошем состоянии только в Ульяновском музее, есть еще где то на севере, состояние неизвестно, и в Астрахани, состояние убитое. И всё... Поэтому особенно жаль наш борт, потому что до пожара он был в очень хорошем состоянии.
Также с Ту-124 была снята заглушка топливного бака, и установлена на 104-ку.

Итак, установка иллюминатора отменилась, закачка АМГ в амортстойку отменилась, проливка гидросистемы отменилась... Андрей отправился искать компрессор для подкачки колес, а я пошел в самолет, чтобы сделать хоть что то полезное.
Всё познается в сравнении. Поднявшись на борт «своего» самолета я почувствовал себя как дома, уютно просторно, светло и чисто!
Первым делом полез устанавливать принесенную «птичку». И, надо же, ковыряясь под сиденьем и блоками, я нашел обломки нашей, родной птички!!! Хоть одно «крыло» оторвано, но вполне восстановимо! Я почистил, обезжирил детали и наклеил на фонарь штурмана. Будем надеяться, что продержится достаточно долго, верим в «Момент»!

А «птичка» с Ту-124 отправляется в запасники. Может кто то когда то затеет восстанавливать эту интересную машину, тогда и пригодится.
Андрей привёз склеенный дома плафон «Выход». Смотрится как новый, я повесил его над передней входной дверью.

Разрешилась долгая загадка непонятных плафонов. Листая техописание бытового оборудования, я нашел эти плафоны. Это подсветка туалетов. У плафонов отломаны крепления, при этом сами плафоны абсолютно целые. Если не найдем отломанные крепления, придется сделать новые, но, я думаю, это не большая проблема. А вот то, что у нас нет плафонов аварийных выходом - пока задача с неизвестным способом разрешения. Если у кого то есть подобный опыт, поделитесь пожалуйста.
Установлены стекла в лампы спецоборудования. Установил с десяток, не хватает еще штук тридцать. Что с ними делать тоже пока не представляю. Пустые глазницы выглядят не очень привлекательно.
Было:

Стало:

Пришел Андрей, «порадовал». Музейщики брали компрессор, теперь его никто не может найти. Накачали колеса... Все пункты плана работ на сегодня оказались невыполнимыми. Печально, но, к счастью, на борту всегда уйма работы. Пока Андрей пошел помогать отстыковывать крыло на Ли-2, я продолжил наведение порядка на борту.
Смазаны кинематические механизмы форточек пилотов. Форточка КВС двигается с большим трудом, надеюсь ванны вэдэшки и масла ей помогут разработаться. Сняты и разобраны солнцезащитные козырьки пилотов. Козырек КВС смазан и установлен обратно, козырёк ВП отдан Андрею для склейки. Если получися – склеим, если нет – придется вырезать новые. Скорее всего второй вариант, так как нужны еще козырьки КВС и штурмана. Где взять цветное оргстекло??? Быстрый запрос в интернет выдал 214 Ойро за лист. Ха. Ха.
Разобраны завалы на месте бортрадиста. Стало немного чище. В кабине штурмана снят ковер, протерто носовое остекление, из под оборудования штурманской извлечена мумия птицы, и отправлена в последний полет с высоты фюзеляжа. Теперь кабина очень требует пылесоса! А также и вестибюли и салон...
В салоне пытался поставить на место штангу крепления ламп. Провозился полчаса, пропотел в очередной раз, пока не понял, что товарищи варвары, демонтировавшие оную, не имели понятия об отвертке и вырвали крепление. Не представляю, к чему крепится это все под обшивкой, поэтому пока идеи нет, и эта работа отложена на потом.

На левом борту смонтировал неизвестно по какой причине оторванные коробки штуцеров охлаждения скафандров. По моему, так это называется.
Для разнообразия вылез на крыло, помыл немного самолета. Вот такой результат у меня получился за пятьдесят минут работы с использованием 15 литров воды.

Когда сливал грязную воду, там была просто мутная жижа. Сколько же килограмм этой субстанции покрывает наш самолет?
В это время обретал новый облик наш сосед, Ил-18. Юлий с сыном за день накрасили черное антибликовое покрытие перед кабиной, и прогрунтовали обтекатель РЛС под покраску. Разница заметна. В планах нанесение Аэрофлотовской ливреи, восстановление технических надписей. Отрадно, что столь интересная, заслуженная машина тоже обрела хозяев, и приводится в порядок.

Под вечер, с помощью подошедшего Андрея, молотка и пассатиж, мы «восстановили» три блока из штурманской. Они были сильно раскурочены вандалами. Кстати, я заметил одну забавную особенность. Почти все блоки начинали разбираться откручиванием винтов крепления. И когда оставалось открутить один-два болта, терпение заканчивалось, дело довершал «лом». Мы разобрали блоки, отрихтовали, собрали, установили на место. Все три блока выглядят хорошо, заполнили пустоты.
Было:


Стало:

Было:

Стало:

Явная результативность этой операции подняла нам настроение, и мы очень удивились, когда оказалось, что уже семь часов. Сообрали вещи, закрыли борт, донесли лестницу в ангар и отправились домой...



Пора Великих Планирований
индонезия
meissler
25.06.2016
Подготовка к субботнику велась в течение всей недели. Определялся объем работ, инструмент, расходные и строительные материалы. По дороге заехали на строительный рынок, купили почти все необходимое. Пробки, пробки, пробки... В результате на место приехали почти в одиннадцать.
Я поставил стремянку, донес инструмент и купленные на рынке материалы, открыл самолет, проветрил и тут позвонил Илья с просьбой встретить его на станции, так как он был с большим рюкзаком. В итоге подошли к самолету и занялись непосредственно им лишь к часу дня. Как обычно и бывает, ввиду множества причин, начало работ задерживается и потом к вечеру приходит чувство искреннего удивления, почему же не хватает времени и не выполнено то, что задумано.
Задачей Ильи было определение мест скопления воды в трюме, удаление ее оттуда, фиксация мест коррозии с тем, чтобы в дальнейшем принять меры к ее нераспостранению. Моя задача с Андреем – принятие антивандальных мер, работы по герметизации.
Илья достал пылесос и спустился в трюм нашего лайнера, где нас ожидали не очень приятные находки. Пропитанный водой утеплитель, лужи на полу и начавшаяся коррозия элементов силовой схемы фюзеляжа.

Илья в трюме

Результатом его изыскательской деятельности стало обладание несколькими литрами грязной жижи из трюмного пространства нашего воздушного судна:

В ходе работы было решено изменить стратегию реставрационных работ на борту. Решили сложить в салон все обломки блоков оборудования, отовсюду, где оно было установлено. Кабина, подпольное пространство, техотсеки и т.п. Дальше их сфотографировать, идентифицировать, решить, что из этого возможно восстановить (внешний вид). Определить места установки, сгруппировать электроразъемы, чтобы в дальнейшем по возможности наполнить самолет блоками. Илья планирует восстановить функциональность некоторых систем самолета. Вот такая небольшая, скромная задача!!! Не откладывая в долгий ящик, он залез с блоком питания в распределительную коробку освещения салона, поискрил там, и у нас загорелись плафоны освещения переднего и заднего вестибюлей!!! А также и подсветка ступени центроплана!!! Возможно, это первое включение электропотребителей самолета за последние 37 лет!!! (за последние лет десять это точно)
Панели пола и всевозможные люки и лючки также решено оставить открытыми с целью лучшего испарения влаги. Может со временем придумаем какую нибудь систему вентиляции, а пока пусть все испаряется естественным способом и вентилируется через сбросные клапана.
Андрей ставил «секретку», которая, надеемся послужит повышению антивандальной защиты борта.

Я демонтировал заплатку, прикрывающую выбитый иллюминатор, прогнал метчиком отверстия крепления полуколец фиксации иллюминаторов, подтянул болты полуколец иллюминатора, вставленного в прошлый раз, вставил новый иллюминатор взамен выбитого, собрал весь пакет вместе.
Было:

Стало:

Иллюминатор от Ту-134 подошел. Хотели так же вставить иллюминатор выбитый на люке аварийного выхода, но выяснилось, что у нас нет проставки и внутреннего стекла иллюминатора. К счастью, не успели демонтировать заплатку.

Решили, что к следующему субботнику Илья раздобудет недостающие детали, мы вставим все-таки иллюминатор, и тогда у нас будет полный комплект!
Илья с помощниками обошел соседние самолеты, и вернулся с большим подарком! Каким то образом на одном из самолетов оказалась дверь закабинного приборного отсека от нашего Ту-104! Илья тут же установил ее на место, шкаф аппаратуры теперь у нас закрыт, и не пугает зияющей пустотой отсутствующих блоков и обрезками кабелей, откушенных Недосапиенсами.
После этого мы втроем посетили соседа, Ил-18. Картина пожара на борту апокалиптическая. Выгоревший второй салон, пустая кабина и первый, следы верхового пожара в третьем.

Вышеупомянутым существам там поживиться нечем. Но наш неугомонный Илья и тут нашел где поразить нас живучестью отечественной техники. И свет на потолке оплавленного салона загорелся, отбрасывая причудливые тени от кусков обугленной обивки.

Порадовавшись, что и тут нашелся энтузиаст, взявшийся за тяжелейшую задачу восстановления самолета практически из пепла, мы попрощались с Ил-18 и вернулись на свой борт.
В оставшееся время больших дел не затевали. Переносились остатки блоков из одной кучи в другую, ребята замеряли радиационный фон в кабине. Решено в ближайшее время постараться провести уборку, пропылесосить, помыть кабину, чтобы обезопасить себя от возможности поймать какую то нежелательную частицу. Оценивали, что можно провести в ближайшее время. Решено попробовать закачать АМГ-10 в правую амортстойку, чтобы наконец избавить самолет от многолетнего правого крена. Также решено залить АМГ-10 в гидросистему, и попробовать прокачать для удаления воздушных пробок. Возможно, это будет первая система с восстановленной функциональностью.

В конце я попробовал помыть самолет. Я вышел на мотогондолу двигателя, и помыл два квадратных метра обшивки. Результат удивил наглядностью, и я пришел к выводу, что невзирая на кажущуюся огромную трудоемкость данного процесса, все реально.

Обеспечить подвоз воды и два человека за три субботника вполне способны отмыть самолет до вполне приличного состояния. Решено понемногу продвигаться и в этом направлении.
Осилив тяжелейшую задачу планирования грандиозных свершений на следующий субботник, мы в семь часов закрыли самолет и поехали по домам...


Возвращение
индонезия
meissler
Как будто два дня, прошло два с половиной года с моего крайнего появления в Монино. Неважно, какие на то были причины, объективные или субъективные, но все это время я скучал по своей 104-ке, и мечтал, что все-таки вернусь и продолжу ухаживать за этим красавцем. И вот в этом сезоне, отчасти благодаря смене работы, наконец появилась такая возможность. Спасибо Sidor-у, который свел меня с Андреем и вытащил меня в Монино.
Эти два с половиной года пролетели быстро только для меня, и уже по дороге я стал с удивлением замечать перемены, которые произошли за это время. Во-первых, дорога через Балашиху, которая раньше отнимала все силы и время еще с утра, скоро, надеюсь, превратится в полноценную бессветофорную магистраль, наподобие Можайского шоссе. Ремонт и строительство развязок идет на протяжении всей Балашихи. Будем надеяться, что через один – два года время, затрачиваемое на дорогу в Монино будет существенно меньше. Второе существенное изменение не порадовало совсем. Из-за него я даже не узнал дорогу на подъезде к музею. Полностью вырублен лес между музеем и Горьковским шоссе. Там будет строиться огромный микрорайон-муравейник. Ради мгновенной выгоды подмосковные власти готовы вырубить все леса в округе, совершенно не думая ни об экологии, ни о бесконечных пробках. Очередной микрорайон создаст пробки в районе Монинского музея, придется ставить еще один светофор с поворотом налево с Горьковского шоссе,на въезд и выезд будут затруднения, которые, возможно, сведут на нет все выгоды проезда по новой строящейся Горьковской автостраде.
Итак, заехав по дороге на строительный рынок, в половине  одиннадцатого мы подъехали к музею. Имея в багажнике три коробки с приборами и много деталей, мы решили заехать на территорию музея. И тут сразу столкнулись с пресловутым отношением музейных работников, которые потеряли (!) ключ от ворот, и нам пришлось в свою очередь потерять еще полчаса, пока Паша срежет старый замок.
Андрей продемонстрировал мне, где сейчас находятся снятые приборы, детали и штурвалы от Ту-104, ввел в курс дела, где что лежит, и после этого мы стали разгружать привезенные ценности. Разложив все и отогнав машину, мы взяли стремянку и отправились к самолету. Стремянка, которой я раньше пользовался, теперь используется бригадой 144-го, что ж: кто уходит на охоту, теряет своё место... Мы взяли аналогичную, но разбитую. Надо будет думать об ее ремонте (наверное, зимой), и закреплении за нашим бортом. По дороге мы зашли на Ан-24, чтобы вытащить Илью, который является ведущим специалистом по Ту-104. На Ан-24 работы идут полным ходом, им сразу занимается человек шесть (нашей тушке такого и не снилось), самолет очень преобразился с того времени, когда я его видел в последний раз. Порадовавшись за него, мы потопали в медвежий угол, где стоит наша «серебряная стрела»...Еще издалека я отметил, что он стал еще темнее за это время, мох разрастается, помывка самолета как и прежде стоит в приоритетных задачах.
Установив стремянку, мы обошли самолет по кругу, и с каждым шагом мне становилось все печальнее.

  1. Самолет уходит в землю.  Передняя стойка ушла еще глубже, откапывать ее бесполезно, она снова уйдет в землю, только дальше. Надо ее ставить на что то. Оставлять в земле нельзя, диски корродируют... Основные стойки тоже уходят в землю, хотя и не так активно, как передняя. Угол пикированиия увеличился, произошло перераспределение нагрузок на конструкцию, следствием чего стало увеличение обжатия передней стойки, что отчетливо видно по выходу штока.

2. Правая аморт-стойка спущена «в ноль», при нормальной зарядке левой, уходе в землю передней и спущенной правой, мы имеем совершенно неправильное распределение нагрузок по стойкам, стояночное положение самолета вместо кабрирующего, сейчас - пикирующее с правым креном. Мы ломаем стойки, выламываем соответствующие нервюры и шпангоуты. Печально. Надо исправлять положение...

3. Пневматики тоже спустили «в ноль» или почти, то есть, при существующем состоянии, колеса надо подкачивать раз в два года. В итоге, самолет опять сидит на дисках, рвет резину. Благо, что запасная есть, но менять резину это весьма сложно и долго, попробуем еще пожить на штатной.

4. Самолет опять подвергся набегу вандалов. Сняты антенна с люком, вырван люк другой антенны, люк с топливным насосом. Один из люков впоследствии был найден в салоне, придется его ремонтировать, он сильно поврежден, и ставить на место. Второй люк, самый большой, имеет кривизну, найти что то похожее практически невозможно, изготовить более менее достоверное крайне сложно, самолет, похоже, будет стоять с огромной дырой под фюзеляжем. Люк топливного насоса под крылом придется заменить новоделом. Который тоже надо изготовить, кстати.

5. Нижнее стекло фонаря штурмана испещрено трещинами. То ли это расползлось от предыдущего удара вандалов, то ли были новые удары.

Погоревав над столь серьезными утратами, мы полезли внутрь.Водяная баня внутри. Клапана сброса воздуха из кабыны не были открыты, соответственно, вентиляции никакой. Открыв все что только можно, истекая потом, принялись осматривать внутренности.
Набег на этот раз был, скорее, грабительский. Бессмысленных повреждений не было, выламывалось и вырывалось только то, что представляло какую-то ценность. Внутри недосчитались еще нескольких блоков. Если бы был смысл, возможно, стоило бы демонтировать абсолютно все оборудование, и обклеить самолет надписями «пустой», как фуры. Это горькая ирония. А пока, работаем без малейшей уверенности в завтрашнем дне, в том, что в один, не очень прекрасный день, пара-тройка обдолбанных подростков сведет на нет все многолетние старания волонтеров при полном попустительстве руководства музея.
Тут пришел Илья с помощниками, и сразу активно принялся за дело. Одно из первоочередных дел, благодаря ему, сразу же было сделано, за что ему огромное спасибо, а равно как и за очень полезные консультации как реставрационного, так и технического характера.
Общими усилиями был заменен протекающий верхний иллюминатор над центропланом. Илья подсказал, при помощи какого герметика производятся такие работы. Будем использовать именно такой, когда будем менять бортовые иллюминаторы игерметезировать фонарь кабины.
Так же с помощью Ильи ликвидирована течь по 15-му шпангоуту, болезнь Ту-104. А прочистка дренажей показала, сколько воды скопилось внизу фюзеляжа. Как раз в районе 15-го шпангоута вода изх дренажа сливалась часа полтора! Мы это использовали в своих целях. Из за сильной жары было весьма удобно умываться под струйкой текущей воды)Были открыты каналы воздухозаборников, обследованы и сфотографированы. Двигатели в неплохом состоянии, может, когда то и до них дойдут руки.
Принесены струбцины для амортстоек (пока для правой), примерены. Хотя оказались несколько великоваты, но использовать их, я думаю, можно. После этих работ, обеда, и очень полезного общения с Ильей, Андрей с Алексеем пошли варить стойки для колючки, а я был оставлен наедине с тушкой, для приведения в порядок самолета и своих мыслей. У меня появилась возможность спокойного и детального изучения состояния внутренностей машины.
Итак, внутри самолет почти не пострадал, состояние его практически не изменилось со времени моего последнего визита. В салоне новых повреждений нет, кроме вскрытых Ильей панелей пола) В переднем вестибюле вскрыты отсеки гидросистемы тем же Ильей, посещавшим этот самолет пару лет назад. Краска с потолка переднего вестибюля продолжает облетать, подождем, когда она полностью отвалится, после этого будем перекрашивать.
Кабина. Без изменений. На кресле бортрадиста лежит раскуроченный блок, это единственное изменение, которое я заметил. Родная краска продолжает облезать большими лохмотьями. Еще пара лет и мы будем избавлены от необходимости ее отдирать.
Порадовало то, что боковая панель второго пилота, которая была нами покрашена в 2013 году, осталась в том же виде, что и три года назад. Кроме грязных подтеков из текущего дренажа форточки второго пилота, никаких замечаний к покрытию. Это значит, что примененную нами схему покраски в 2013 году можно использовать и в дальнейшем.


Такая жара изматывала волонтеров, что была выпита даже бутылка газировки, оставленная мною в салоне в далеком 2013 году)) Кстати, даже газ не вышел!

Задумчиво поработав еще пару часов, в полвосьмого я закрыл самолет и утащил стремянку к седьмому ангару. Вымотанные жарой и духотой, мы с Андреем поехали домой. На МКАДе попали в сильнейшую грозу и ливень.

Опыт и ошибки работы в 2012-2013 годах будут учтены, и, надеюсь, исправлены. В ближайшее время будет создан план работ, с указанием приоритетов и сроков выполнения. В будущем, хочется верить, работы по восстановлению внешнего и внутреннего облика самолета будут успешны, и «серебряная стрела», как и раньше, будет радовать посетителей музея своим гордым и стремительным силуэтом, шедевром дизайна далеких пятидесятых годов.


(no subject)
индонезия
meissler



28.09.2013

Субботник прошел не очень продуктивно. Началось все с многочасового стояния в московских и подмосковных пробках. Собрали все что можно и можайку и горьковку. В итоге до музея добирались более трех часов, и приехали уже изрядно утомленные и нанервничавшиеся. К тому же пошел дождь. Не смог найти свою любимую оранжевую стремянку, пришлось тащить мотоблоком большую подъемную желтую. По дороге помог загрузить кондиционер с Ту-144 и помог посадить его же трап на брюхо. Но в конце концов, стремянка была подтащена к борту и самолет был открыт в полпервого.

Внутри обстановка была под стать погоде. Пасмурно, мрачно и лужи. (((

Остекление кабины продолжает течь. Текут уплотнения форточек, левая незагерметизированная часть остекления. Но, кажется и справа, где мы герметезировали все равно подтекает. Вот такая нерадостная картина. Может попробуем в следующий раз как то уплотнить форточки, так как с них течет на боковые панели, а правую то мы уже перекрасили, не хотелось бы переделывать заново в следующем году.

Продолжили разборку кабины и наведение порядка. Старая краска продолжает активно осыпаться большими лохмотьями. Сняли кресло КВС, чтобы удобнее работать было с его рабочим местом.
DSC_0003
Я поставил на место верхние крышки радиостанций. Громоздкие штуковины. Зато в салоне место освободилось))
DSC_0002
Снял ограждение выключателя коррекции. Это как же можно так покорёжить стальную конструкцию???
DSC_0004

Начал разбираться с панелями пола. Их выламывали, не откручивая, а крепятся они всего-то 4-6 болтами... В прошлый раз с Володей подумывали что можно будет часть пола оставить прозрачной для наглядности внутреннего устройства. Правда, электрожгуты там вырезаны, и там видны только тяги управления рулями. Подумаем.

Начал демонтаж центральной приборной панели. Может полностью снимать не имеет смысла, так как краска там сохранилась более менее, а может лучше все перекрасить для единообразия. Чтобы все панели были однотонными. Там еще куча маленьких панелей и блочков, которые красятся этой краской, окрашивать их все, снимая - работа будет большая.

В конце работы получил большой приятный сюрприз. Пошел в ангар забирать снятые приборки, чтобы они не потерялись при переездах (кстати, приборки я перетащил на борт) и очень удачно. В ангаре открыли контейнер с запасными приборами и запчастями. Заглянув туда, я понял, что «это я удачно зашел» (к/ф «Иван Васильевич меняет профессию»))). Беглый осмотр выявил сразу три необходимых мне девайса. Пульт автопилота АП-6Е, Указатель штурмана УШ-2М и навигационно-пилотажный прибор НКП-4.

Сгибаясь под тяжестью этих находок дотащил все вместе на борт.

После чего был собран интрумент, борт закрыт, стремянка опущена и отодвинута от борта.


Бригада с завода Ту-104.
индонезия
meissler


Бригада с завода Ту-104.

Этот субботник отмечен очередными трудовыми достижениями, как говорили в том, далёком 1956-м году, когда был выпущен наш питомец...

Утром был поставлен рекорд скорости достижения Монино – 1.5 часа! Не было даже традиционной пробки перед Загородным шоссе. Так что, с хорошим настроением приехали в Монино, заряженные энергией.

Утро началось с борьбы со стремянкой. Если помните, в прошлый раз мы накачали колёса нашей Тушке, что заставило ее приподняться над уровнем земли. И стремянка стала низковата, особенно для людей не очень гренадерского роста. В итоге, поборовшись с ней более получаса, получили прибавку в высоте площадки около 20 сантиметров, что конечно же, недостаточно, но лучше чем было. Решили в другой раз, если будет время, просверлить дополнительные отверстия, это позволит поднять еще столько же, и тогда можно будет без особых усилий подниматься на борт.
DSC_0009

Планов на субботник было много:

- установка потолочного иллюминатора, взамен выбитого

- работы по герметизации остекления кабины

- продолжение работы по кабине, окраска панелей рабочего места второго пилота

В субботнике принимало участие рекордное количество людей. Целых пять человек работало на борту почти весь день. Столько человеко-часов не было отработано до этого еще ни разу.

11 часов утра. После утренней постановки задач часть людей отправилась за раздвижной стремянкой, иллюминаторами, водой. А мы поднялись на борт и занялись кабиной. Предстояло замаскировать таблички с надписями, стены кабины, различные трубопроводы и коммуникации, которые не предполагалось красить. Пока Наталья занималась этими подготовительными работами, я продолжил рутинную работу по выпрямлению, вправлению и установке на место панелей управления в проходе между пилотами.
DSC_0011
Это фото, как было, как стало можно увидеть в конце этого отчета
Вскоре подошли ребята и пришлось вылезать и устанавливать раздвижную стремянку перед кабиной, чтобы начать работы по герметизации.
DSC_0021

DSC_0029

DSC_0012
Также на борт подняты детали иллюминаторов.

12 часов. Почистили стальные детали кабины, покрытые коррозией, еще раз помыли и высушили те части, которые предполагалось окрашивать. Два человека, которые занимались иллюминатором, начали демонтировать заглушку, установленную взамен выбитого иллюминатора.
DSC_0025
Еще один начал мыть остекление кабины и чистить швы между переплетом кабины и остеклением.

DSC_0023
DSC_0022
13 часов. В кабине обезжирили поверхности перед покраской. Начали наносить грунт.
Человек снаружи кабины висел у нас над головой, тщательно подготавливая швы перед нанесением герметика. В салоне почищено место установки иллюминатора и сам иллюминатор.

В связи с работой нескольких человек, причем в разных частях самолета, мне пришлось часто бегать туда-сюда, то подавая инструмент или материалы, то решая технологические вопросы. Поэтому лично сделал немного. Такой опыт тоже очень ценен, так как выявляет какие то моменты, исправление которых может значительно ускорить рабочий процесс. Надеюсь, что в будущем работы «не в одиночку» будут не редкость, и тогда можно будет отшлифовать процесс руководства процессом ))

Пару раз подходили музейные работники, видимо, привлечённые нашей активной деятельностью. Одна из них назвала нас «бригадой завода Ту-104». Видимо, имелось в виду «завода-изготовителя Ту-104». Такое наименование нас повеселило, так как по скромным подсчетам, в таком случае нам должно быть лет по 80...

К трем часам дня половина остекления кабины была загерметизирована. Вторая половина осталась на следующий раз. Вообще-то работа достаточно тяжелая, утомительная. Особенно на солнцепёке.

DSC_0027

Вот тут можно увидеть герметик по шву
Иллюминатор был вставлен со второй попытки. Учитывая его потолочное расположение, тоже непростая работа. Осмотрели места установки бортовых иллюминаторов. Посадочное место одного из них изрядно покорёжено, так что придется повозиться. В-общем, ждём, когда приедут новые иллюминаторы. Потолочный был зафиксирован деревянной распоркой.
DSC_0034

В кабине покрашены правые панели второго пилота. Результат применения шагрени порадовал. Думаю, что если покарсить все что нужно этой краской, будет смотреться очень неплохо. Только специалист может отличить ее от родной.
DSC_0037

Только на фото смог увидеть непрокрашенный участок. Сразу не заметил. В следующий раз исправлю.
Также была помыта центральная панель, между пилотами, и начата уборка и очистка рабочего места командира корабля.
DSC_0039

В пятом часу работы были закончены, самолет закрыт, стремянки убраны...


Дэйтон, штат Огайо
индонезия
meissler
Два мира - две реальности.
Именно так называлась рубрика в журнале Гражданская Авиация в советское время. На фото с одной стороны показывались детские сады, санатории, счастливые лица советских граждан, а с другой стороны лица американских солдат, нищие в трущобах, демонстрации протеста в странах загнивающего капитализма.
С тех пор прошло уже много лет. Мир изменился, изменились люди. С нашей страной произошли слишком большие изменения, которые многие пережить не смогли, а многие из тех, кто пережил, те сломались. Сейчас мы можем сравнить, как живем мы и как живут там, у "веротяного противника".
Мне посчастливилось попасть в Национальный музей ВВС США в Дайтоне, штат Огайо. Он находится в 30 милях от города Цинциннати, на север. Съехав с живописного хайвея, пересакая большое поле, почти не действующий аэродром. Вдалеке стоят ангары с техникой , а на открытой площадке выстроились большие транспортные самолеты. Перед музеем на высокой мачте огромный флаг Соединенных Штатов. Место на огромной парковке нашлось с легкостью. Дорожка от парковки до входа в музей уставлена скамейками из гранита, на которых высечены наименования подразделений ВВС США. Мы входим в огромный вестибюль. Вход в музей БЕСПЛАТНЫЙ. Пройдя через ставший обыденным металлоискательна входе мы попадаем в магазин сувениров. Он занимает достаточно большую площадь и там можно найти все что угодно на любой вкус. Одежда с символикой ВВС и музея, книги, модели, и многое многое другое. Цены, конечно, немного выше обычных, но плакат на стене честно говорит, что каждый доллар, потраченный вами в магазине поможет в поддержании и реставрации самолетов. Шоппингом лучше заняться на обратном пути, когда музей обойден и впечатления набраны. Тогда это приятнее.
Итак, пройдя через магазин, начинаем осмотр музея. Первый зал называется "ранние годы". Там собрана техника до 1920-х гг. Очень интересно. Наглядно показан прогресс технической мысли в области авиации. С технической точки зрения, неописуемо любопытно. Мне как авиаинженеру больше всего понравился именно этот зал.
Следующий зал повествует о развитии авиации в период между мировыми войнами. Меня этот промежуток времени всегда интересовал не очень сильно, хотя, конечно внимания заслуживает. Переходим в зал Второй Мировой войны. Все что летало в то время, присутствует в этом зале. Перед этим залом небольшой вестибюль в котором описывается холокост. При чем тут это, не совсем понятно, как то явно выбивается из общей экспозиции. Многие аппараты подвешены к потолку и непросто их разглядеть. Экспозиция музея настолько обширная, что обойти ее полноценно за день невозможно. Если читать стенды и смотреть видеоматериалы, то не хватит и недели. В этом зале также достаточно широко представлена авиация противника. Итальянские, японские, и конечно же, немецкие машины. В РФ же не осталось НИЧЕГО из того периода. Ни своего, ни вражеского.
Мы переходим в залы современной авиации и авиации "холодной войны". Тут представлена вся многогранность того периода. Мы можем сравнить, что инженерный гений как США, так и СССР, в один и тот же период создавал похожих монстров. Гонка вооружений в области авиации отразилась в разнообразииконструкицй, схем, и характеристик самолетов. Тут и огромные многомоторные транспорты и разведчики, сошедшие с экранов звездных войн и игловидные истребители. Так и просится избитая фраза: эту бы энергию, да в мирных целях... Ну и последний зал - космонавтика. Зал небольшой, и представляет интерес для специалистов и интересующихся данной темой. После этого можно подняться и посидеть в небольшом кафе. После небольшого отдыха, выходим на балкон, и наслаждаемся видом сверху.
После возвращаемся и проходим через магазин сувениров, где затариваемся соответствующим материалом. Остается открытая площадка. Там всего несколько машин, в основном современная транспортная авиация. Садясь в машину, мы с коллегами долго обсуждали впечатления, и решили, что обязательно сюда вернемся до окончания своего обучения.
Что понравилось: все очень чисто, аккуратно, опрятно и просто идеальная чистота и порядок. Очень вежливый и приветливый персонал. Чуть стоит где то встать и крутить головой, сразу предлагают помощь. Большая парковка. Везде есть места, чтобы посидеть, отдохнуть. При этом перед креслами стоят мониторы, чтобы совместить отдых с получением интересных сведений. В музее прямо перед посетителями работают авиамоделисты, которые активно приглашают молодежь к участию в процессе. Есть симулятор полета на истребителе. Закрытая кабина, которая крутится на 360 градусов, и создает прегрузки. Стоит это наслаждение 7.5 долларов. Очень много манекенов в аутентичной форме. И в кабинах самолетов и в виде техников. Качество отличное.
Что не понравилось: все самолеты стоят за ограждением. Ни подойти, ни потрогать нельзя. Даже если вы интересуетесь какой то машиной, с точки зрения моделиста, например, сфотографировать нужный узел крупно или необходимый ракурс невозможно. Посмотреть кабины невозможно по той же причине. Кафе достаточно скудное. Правда это можно сказать о большинстве американских заведений быстрого питания. Советское участие во Второй Мировой войне бойкотировано. Не было такой воюющей страны. На стене висят плакаты с описанием основных участников ВМВ. Есть Австралия, Мексика, Италия и др. СССР нету.
Вывод. Американцам есть чем гордиться. Нам есть чему учиться. При наличии наших экпонатов, можно сделать не менее интересный музей. Конечно, нужно финансирование, много сил. Но мы надеемся на лучшее, надеемся, что мы сможем изжить в себе эту черту "иванов, родства не помнящих".
Фоккер триплан
P1040014
Очередной бомбер готов к вылету
P1040034
Секаса ощенна-ма не хватает в армии
P1040038
Механики мессершмитта
P1040061
Транспортировка пленных американских авиаторов
P1040063
Где то в Юго-Восточной Азии
P1040075
Современный хищник
P1040106
Эпизод холодной войны. Берлинская стена.
P1040121
Еще один монстр холодной войны
P1040130
Еще один вид с балкона:
P1040129

?

Log in